erotella, Дух Озорства, astrologinov, sexmotor, Сергей Логинов

sexmotor


Молекуль ДНК

Трактую гороскопы, немножко предсказываю


Previous Entry Share Next Entry
Автобиография Сергея Логинова, 1989
erotella, Дух Озорства, astrologinov, sexmotor, Сергей Логинов
sexmotor
1989
МНЕ ИСПОЛНЯЕТСЯ 16 ЛЕТ.
Я ЗАКАНЧИВАЮ 9-Й КЛАСС.
ЛЕТО. Я ИДУ В 11-Й КЛАСС.

В первые дни января проходил так называемый «лагерь пионерского актива». Это такое мероприятие, где собираются мальчики и девочки с извращённой целью поубивать время. Вероятно, из нас делали массовиков-затейников, но делали плохо. Я не помню чем там занимались, кроме вырезания однажды цветной бумаги. Моим достиженьем стало очередное фотографирование божества по имени Оксана. Интереса ко мне девушка не проявила. Глядела буквально искоса, как на тряпку. Бабам, небось, что надобно? Крепкого мужика, то есть, не меня. Я чувствовал себя последним мудаком.


«Мне снился сон, короткий сон, длиною в жизнь,
Земля в цветах, Земля в огнях, Земля в тиши.
Спасибо, жизнь, за праздник твой,
Короткое свидание с Землей» – звучала полупохоронная песня Владимира Асмолова, окрашивая кусок моей жизни трагической окраской. Песня окрасила даже снег у барака во Фруктовой, где размещался этот «лагерь пионерского актива». Хотя бы просто УВИДЕТЬ ОКСАНУ – уже чудо. Большое достижение – ПОГОВОРИТЬ С НЕЙ. Что-то не получается, нету прогресса желаемого.

Идеалы коммунизма и пионерии нисколько не помешали девочкам выразить интерес к рождественскому гаданию. В ночь перед рождеством Оксана выходила с подружками на улицу. Надо спросить первого встречного озвучить любое имя. Какое назовут, сей и будет муж.

ОКСАНЕ НАЗВАЛИ ИМЯ «СЕРГЕЙ».


К весне она появлялась в пионерском кружке всё реже. Но что-то пионерский эгрегор взял в оборот меня. Около районного дома пионеров, что у станции, строили шеренгу. Кого-то гоняли с трубами и знамёнами. Из меня получился херовый знаменосец, обидели, не доверили, а Оксаны не было вообще! Другой раз я стоял у Вечного огня при памятнике на каком-то весеннем празднике. Одетый, как мудак, в убогую тесную бежевую форму, в красном галстуке и с портупеей, презирая всё, что делаю. Может это было в апреле. Как стыдно вырядиться клоуном у всех на глазах! Интересно, бывает у клоунов портупея? Если глянуть издалека, из состояния влажного преддверия длинного конца широкого света, станет жутко: сколь хитро подловила меня судьба! На Оксане подловила! Как слопал меня пионерский эгрегор! Чего я забыл у этих пионеров? Кто решал, что мен делать?

После стояния у памятника я поехал с братом Женей в Москву. Прям как был, в той же бежевой форме. Смотрели футбольный матч «Динамо» /Киев/ - «Динамо» /Москва/. Как противовес пионерскому убожеству.

Ах, тут же ещё важное событие произошло. Месяцем раньше, ну совсем невероятное. В марте группа футбольных фанатов «Спартака», состоящая из нескольких моих одноклассников и примкнувших к ним товарищей, порешила на футбольный матч съездить. Но не поблизости, в Москву, а в ...Волгоград.  Играли команды «Ротор» и «Спартак», в то время «Ротор» как раз вышел из первой лиги в высшую.

Но мы же …маленькие! Даже денег нету! Необычно, всё сами, а человек собралось около десяти. Родителям наврали, что едем на соревнования по футболу. Типа сборы, всей командой. Мы же футболисты? Нам поверили, отпустили и двинулись мы в путь.

До Рязани на электричке, потом в залезли пассажирский поезд. В Ряжске нас выперли, но удалось запрыгнуть в соседний вагон того же поезда. В Мичуринске нас со скандалом выперли окончательно, пришлось покупать билет на небольшую дистанцию. Все колебались докуда брать билет; выиграл тот, что взял на короче, потому что проверяли редко. Так мы оказались в городе Грязи Воронежской области. Гуляли, удивил поступок Гены Грибкова. Сидели бабушки, торговали семечками, подошли к ним попробовать, взяли по нескольку семечек заценить, а Гена большую пригоршню ухватил, как натурально беспредельный хулиган. Вот это меня потрясло… В Грязях мы промёрзли с тёмной ночи до белого дня, а дальше по билету двинулись, иначе никак. Следующим утром оторываем головы от подушек и наблюдаем за окном гигантскую статую Родины-матери. Ага, вот город Волгоград, стало быть. Ить круто!


Шлялись по городу, изучили крытый продовольственный рынок. Я понял, что можно питаться, подкрепляясь по чуть-чуть, пробуя всякую квашеную капусту, якобы намереваясь купить. Да, можно жить! Без денег! Потом Родину-Мать изучали. Добрались до статуи, а та совершенно гигантская, просто невообразимо высока и мощна. Чудо, ё! Я активно всё фотографировал, фотохроника стала хобби. Компания дружно стала на дорожке меж кипарисов на фоне статуи. Потом на Волгу отправились, взяли в трёхлитровых банках множество количества объёма пива и бухать принялись, на берегу. Как мне понравилось бухать на Волге! Романтично, класс! Ехали куда-то на троллейбусах, я перестал ориентироваться в пространстве, наблюдал мелькавшие картинки. Весело, прикольно! Ни мыслей, ни раздумий, просто картинки наблюдаешь – этих троллейбусов. Мы приехали на день раньше матча и ночь провели в чужих подъездах на ковриках. Вечером собираешь коврики, спишь, а утром на места относишь. Мне понравилось! Очень романтично!

После матча милиционеры безо всяких объяснений загнали всех фанатов в автобусы. Отправили на вокзал, засыпали в плацкартные вагоны с тремя деревянными полками. В обычных поездах по две полки, а тут 3 и деревянные. Я забрался на самую верхнюю и с удивленьем обнаружил, что могу спать не только в чужих подъездах на ковриках, а и на гладкой деревяшке безо всяких постельных принадлежностей!

Фанатов набилось вагона 3 или 4, всех прицепили к какому-то медленному поезду и повезли в сторону Москвы. Взрослые шальные слегка буянили, но я тихонечко отдыхал высоко наверху. Прекрасно себя чувствовал, достигли Рязани, тут близко на электричке до Луховиц; перебрались на станцию «Рязань-1» и всё бы хорошо, но дёрнул чёрт нас выйти на платформу. Как будто я что-то даже предчувствовал, не хотел выходить, но кто-то из наших повёл, ну ладно. На тёмной платформе нас подкараулили местные хулиганы. Это были не простые хулиганы, а какие-то натренированные, они стали нас бить, отрабатывая какую-то науку битья, которой где-то их обучили. Чисто отрабатывали спортивные упражненья, вот какое дело. Удивительно, что никто не сопротивлялся. Хвалёные наши забияки …покорно получали, чего давали. Кто похитрей – уворачивались лицом вниз, насупившись словно попугаи. Никто не отбивался и не пытался дать сдачи, пизды получили все, но не поровну. Я не уворачивался, под глазом возник роскошный синяк. Родителям сказали, что на сборах вышла драка.

Фотографии, сделанные меж кипарисов на фоне Родины-Матери, я оттиражировал для всех желающих участников экспедиции. От родителей эту фотографию скрывали, но предки Димы Рыжова её обнаружили. Дима оказался находчив, пояснил, что это фотомонтаж и восхвалил мой талант. Родители удовлетворённо сказали «а…», тайна поездки раскрылась позже, когда не страшно было сознаваться.

Увлечение фотографией накатывало на меня волнами. Редкое полезное дело, которому отец научил – фотографировал класса с пятого, а нынче прямо подсел. Шла очередная волна, одноклассники это дело обожали. Почти все приходили ко мне домой и позировали, и забирали фотки. Плёнка, фотобумага, проявитель и фиксаж стоили каких-то денег, но я стеснялся монетизировать. Кто-то дал раз денег, но и всё; мне нравилось быть нужным и популярным, хоть и понимал, что это некий подкуп общественности.

Хотели ещё в Киев поехать, на матч «Спартака» с киевским «Динамо». Это же просто жесть, билет я купил, но потом …сдал. Из-за дурной занятости, как жаль. А Валерий Харламов поехал, дык его в газете пропечатали, как он весело там на трибунах фанатеет. Зато в июне поехали в Днепропетровск. На матч «Днепр» – «Спартак».

Человека 4 нас отправилось. По тем временам в поезда до отправленья пускали всех желающих. Никаких паспортов не требовалось. На Курском вокзале славного города Москвы занырнули мы в первый попавшийся вагон. Можете вообразить пафос приключения! Используя железнодорожные ключи, которыми кто-то из нас обладал, забились в …туалет. Это очень удобно, располагать такими волшебными ключами. Так и выехали из Москвы – в туалете. Потом нас, конечно, разоблачили, но мы пустились наутёк и скрылись. Ключи исправно служили волшебной палочкой. Помню, как прятались в тамбурах, в специальных нишах. Там уголь что-ли хранился, но тихонько закрылись изнутри. Преследователи не догадались, что мы умеем проходить сквозь стены, я помню их растерянные вопли. Судя по тому, что кроме тамбуров я помню славный город Харьков, всё-таки нас как-то разоблачили. Поезда мы меняли. Как оказались в Харькове – не ясно. Никаких тому признательных разъяснений выдать не могу, но осмелюсь утвердить, что в Харькове наличествует метрополитен. Если таковое заявление сослужит чему-то доказательством, то так и засчитайте, что в Харькове я был. А метрополитен был ночью закрыт на хрен.

Прямо на платформе Днепропетровского вокзала нас приняли менты. Парочка из нас имела характерные спартаковские атрибуты в одежде: шарфы, шапочки. Спортивная символика для ментов – важный искомый признак отличия честного пассажира от сомнительного фаната. Остальных повязали до кучи, на глаз, одной охапкой. Лишив нас, таким образом, свободы, утрамбовали в автобусы и началась …развлекательная программа. Отвезли на какой-то остров. Водили в кинотеатр на фильм «Крокодил Данди». Кормили. Правда, не за казённый счёт, а за свой. Запирали в каком-то зале, держали измором, покуда не купим обратный на хрен билет. Умные смекнули, что достаточно билета на часть дистанции, никто ж не знает, откуда сей фанат понаприехал. Совету я воспоследовал, но перебздел и прикупил до Тулы – почти весь путь.

На матче было интересно. Бросьте еврея в толпу гитлеровцев и посмотрите, что с ним станет. Поскольку болел я за киевское «Динамо», хотел переметнуться на сторону украинцев. Менты, однако, спортивный идеал по морде лица вычислить не сумели. Никуда меня не пустили. Отсел на спартаковской трибуне поодаль, на свободные места и тихонечко стал за «Днепр» болеть. Эти орали «Спартак! Спартак!», а я тихонечко подвывал «Дніпро-Дніпро…», чем забавлял одноклассников, просёкших фишку и добродушно косившихся. Но не очень громко выл, так, чтоб толпа не расслышала.

На обратном пути в Коломну попали, на концерт группы «Ласковый май». Доподлинно никто не исследовал, натуральный был «Май» или клонированный. Но это было что-то с чем-то. Яркая волнующая энергия! Путешествие запомнилось романтикой и свободой. Родители вообще ничего не узнали. В наследство мне достались волшебные ключи от поездов, долго потом хранил.

В эти же дни загрузили нас школьной практикой. Раскурочивали какую-то строительную инициативу. Возили куда-то на автобусе «ЛиАЗ», помню, лежали мы на куче камней и ни хрена не делали. Чем занимались – хоть убей не помню. Вероятно, кучи лопатами разгребали. Я ещё попросился за руль скотовоза и водитель дал порулить. Экстаз натуральный: Днепр, «Ласковый май», автобус… помню, как водитель завопил «на колесе сидишь! на колесеееее сидииииииишь!!!» и вскорости с руля меня погнал. Через какое-то время, размышляя в течение жизни, я догадался, что водитель имел в виду геометрическое соотношение моей попы и переднего левого колеса скотовоза, то есть, руль надо было крутить слегка правее. А шёл домой, а с верхнего этажа нашего дома «Ласковый май» – на всю улицу! «Розовый вечер», сколь дивно! Эта песня стала моей любимой на долгие времена.

Наша команда «Спартак» участвовала в чемпионате Московской области. Играли в какой-то дремучей лиге, вообще не пафосной и, разумеется, в своей возрастной группе: мальчики до такого-то года рождения. Всё лето я исправно ездил на футбольные матчи, прерывая деревенский отдых. Но поиграть давали редко, доедешь бывалоча до нужного города, а на поле других выпустят, обидно. Я, конечно, игрок слабый, ненадёжный. Но ить стрался?! Удалось забить пару голов: один в Звенигороде и один в Ликино-Дулёво. При том, что играть давали по 1 тайму. И все очень удивлялись, что забил. Это очень радостно, а в целом футбольная карьера не задалась. Надо было раньше начинать играть… Спросил у тренера, как же мне форсировать достижения, тот заявил: бегай больше, от этого сила. А я ранее уже 2 года пробегал, вообще не про то. Уровень ребят, занимавшихся с 10-12 лет был недостижим. Они сильней и ловчей, разумеется, мне не нравилась роль запасного оболтуса, которого используют, когда кто-то не придёт.

Я продолжал экспериментировать над собой, разыскивая способы увеличить силы. Периодически практиковал вегетарианство, результат забавный. Если не ел мяса, всё нормально, силы физические в норме. А если вдруг съел котлету – сил резко меньше. Я не понял, отчего так: переход на растительное питание силы не прибавляет, а обратный переход на мясо – убавляет! По идее, растительное питание правильней, хотя не очень удобно в нашей культуре. Уж лучше всё время есть мясо, чтобы избежать упадка при обратном переходе.

Прежние детские забавы давно перестали интересовать. Раньше было интересно «просто гулять», а нынче нет. Какое-то «дело» завсегда изволится, переход на «взрослые интересы», произошедший за 2 последних лета, был слегка болезненным. Ощущалась пустота, но мало-помалу я привык. Стал что-то для развлечений придумывать, отправляясь в Луховицы на тренировку, я выходил за 5 минут до электрички, тренируя точность. Как интересно летом приехать из деревни в город! Всё не так, всё будто спит, друзей нет, в разъездах. Дюже забавно, словно другой мир. В августе я приехал раз… вижу на афишах фильм, а давно его советовали, американский, называется «Роман с камнем». Взял билет, а ещё в кино мать и брат захотели. Ну и пошёл им за билетами, чё…

Пересекаю у кинотеатра «Космос» площадь. В кармане зелёная бумажка – 3 рубля. И тут навстречу хулиганы, денег испросили. Разумеется, не дал, а они меня бить стали. Посреди бела дня, в центре большой городской площади. Пробовал отбиваться, но успеха не достиг. Помню, как плавно отключился, удары в меня летели, но как-то уже не реагировал. Сознание будто заснуло. Помню, как лежал меж каких-то кустов. Где? Листья какие-то… до парка было метров 30. Как я туда попал? Потом какой-то добрый мужик вёл меня домой. Долго и муторно. Сразу в больницу, во рту не хватало одного зуба. В палату сразу милиционер пришёл. Но мало что я мог ему сказать. Одного из нападавших я и прежде видел, но как описать? Неделю я в больнице пролежал, сотрясение мозга. Остаток лета в деревне оттаивал, в город вернулся при некотором опасении.

Потом увидел одного на дискотеке, случайно. Шепчу товарищам, как его зовут? Кличка оказалась «Вано»; сразу сообщил милиции, вычислили моментально. Оказалось, злодеев имелось трое, а бил, как установили, один, а звали его Стальмаков. Уголовное дело закрутилось и быстренько переехало в суд. На городские дискотеки ходить было страшно.

* * *

Случаются на свете чудеса! Директор Алпатьевской школы стал директором нашей! Старинный коллега и друг моего деда вёл также физику. На первый порах он выделял меня из толпы глазами, отмечая знакомство, радуясь и будто за меня цепляясь, осваиваясь, таким образом, в новой среде. Борис Васильевич Миронов – за характерную форму черепа народ прозвал его «Кащей Бессмертный». Разоблачая плохие поступки школьников он пафосно складывал пальцы руки в пучок и приподымал, оглашая трепещущий вопроси взывая к совести школьной нации. Однако, нарушители дисциплины сохраняли спокойствие. Класс был выпускной и никто ничего уже не боялся. Учителя, в предпоследней попытке образумить, поминали о школьном аттестате – эдакой ведомости, куда записывали итоговые школьные отметки. Степень опасности была не очевидна, но слабонервные на всякий случай боялись.


А был такой предмет – НВП. Эдакая форма подготовки пушечного мяса заради будущей мировой войны. Начальная военная подготовка. В день, когда в расписании значилась НВП, мы были обязаны приходить в зеленоватых военных рубашках. Это весьма помогало готовиться к войне. Вёл предмет Алексей Егорыч, старый белорусский партизан. Рассказывал военные истории. Однажды его боевой товарищ сбежал от немцев и дабы не поймали, прополз в исподнем белье 20 километров под снегом. Мы верили. Белорусские партизаны крутые! Если Алексей Егорыч вспоминал истории, все затихали и слушали. Лучше истории, чем он гонять нас примется. Но историй хватало не всегда. Мы разбирали-собирали автоматы Калашникова, топали по асфальтовой площадке строем, чеканили шаг. Строились в шеренгу; парней, чьи волосы отросли на лишний сантиметр, Алексей Егорыч  «дёргал за гриву». Больно. Партизанские представления о мужской причёске диктовали моду через 50 лет. «Значицца так…» – начинал Алексей Егорыч и разумелось, что из парикмахерской надёжнее выбираться лысым. Однако, по причине затянувшегося отсутствия всеобщей войны, знания никуда не годились, а волосы отрастали у многих заново.

Суровость затем смягчилась, всё-таки детей Алексей Егорыч, как оказалось, любил. Он же всю жизнь отработал в школе. Кроме того, после контузии остался глуховат, что позволяло раскрепощённым личностям хихикать, сообщаясь на параллельных радиочастотах.

Уроки труда стали иными. Под них выделялся теперь цельный день, ходили не в школу, а в специальный домик. Там слушали мы лекции и клали кирпичи, мазали их раствором. По итогам занятий каждому присвоили разряд каменщика. Казалось, полезно – учился я хорошо и кирпичи выравнивал исправно; стал, в результате, каменщиком 5-го, то ли 6-го разряда, только не помню, хорошо это или плохо. Я забыл, с какой стороны отсчитывали уровень и не знаю, в какой степени стал профессионалом. Эти заявили, что с данным разрядом уже возможно работать каменщиком. Ну, здорово, чё.

В октябре мне сказали, что во 2 школе открывается секция каратэ. Тренер некто Квашнин. Мне только того и надобно, тупить не стал, пошёл заниматься. Достала меня позиция жертвы. Слишком долго я мечтал «стать сильным». Хотел уметь выдавать сдачи, вцепился в занятия всеми руками, ногами и зубами. Но оказалось, что занятия происходят редко, всего 2 раза в неделю. И нагрузка слабенькая, как-то не слишком мощно, эдаким темпом всю жизнь до приемлемого уровня заниматься… Чуть-чуть от занятий как будто получшело, но до умения драться было далеко. Страх вбитый в меня десятками тысяч разнокалиберных ударов, мешал комфорту бытия. Я стал думать, а что бы к занятиям добавить. Кабы наличествовали подсказки, если бы знать свой путь… Дык ить нет, что за жопа! Вопрос бытия тревожит, жизнь опасна и трудна, полна внешнего риска и внутренней неуверенности, а ещё всякие желания, особенно половые, а как себя защитить?

Сдружились с товарищем Васей Скорочкиным. В ноябрьские праздники он предложил двинуть в посёлок, где живёт Оксана, посетить их дискотеку. Вася простой как валенок, но активности больше контроля. Лучше глупости будет говорить, но не молчать, а главное, не парится. Так просто и молвил: а давай поедем? А дюже хотелось её увидеть, конечно… ну и вообще. Это ж абсолютно судьбоносный вопрос! Мозги у меня постепенно, видимо, вправлялись. Решился зайти к ней домой. Нету её дома. Ана дискотеке бах, увидел её! Оксана с новой причёской, кудрявая, при этом тощая, костлявая, нескладная. Явно выпадала из идеала. А у меня, ясен перец, соблазн …разлюбить. Мне только дай повод от цели великой отказаться, от возвышенности уйти. Скока можно мечтать о журавлях в небе! И вроде как я решил, что разлюбил. Вроде как облегченье испытал. Не надобно мне её, если на идеал не похожа. Небольшое облегченье, при том, что Оксану я любил чисто и по-светлому, а не как Наташу, не рабски и по-чёрному. Вкус и запах этих ноябрьских дней сущностный, плотный. Запах  концентрированных духов «Гвоздика».

Помню какую-то особенную свободу. Родители не оказывали вообще никакого прессинга. Музыку слушал много. Появилась группа «Суровый февраль», производная от студии «Ласковый май». Они пели «Милая, милая мадам, Всё, что есть, за тебя отдам»… тоскливая эта мелодия резонировала с моими душевными вибрациями. Слушаешь и вроде в музыке растворяешься. Некоторая сублимация, как сказали бы в будущем.

В начале декабря придумал, чего добавить к спорту, впервые пошёл в качалку. Дали разных упражнений, написали на листочке. Упор всё более на штангу; как часто прежде случалось, недолго я проходил в качалку. Опосля третьей тренировки стало в моём животе как будто покалывать. Словно пузырик маленький там наличествовал, справа и внизу; так случалось и прежде: слегка и проходило, а тут вдруг сильнее и не проходит. Отвели в больницу, решили аппендицит вырезать. Удивительно, что неделей ранее в эту же палату мой отец попал. Вырезали у него грыжу, экое совпадение, доказательство сродственности кармы у членов семьи.

Живот мой резал отцовский коллега Валетнюк. Около часа под местной анестезией, больно, особенно ежели кишки наружу тянут. Несчастный мой аппендикс отрезали на хрен, оказался вполне себе маленький и скромный, не воспалённый. Получилось, вырезали на всякий случай, а шрам на животе Валетнюк сделал тоже на всякий случай большой. Сантиметров 12-13, дабы сверкал тем шрамом, добавляя нового качества инвалидности. Даже отец мой удивился, а зачем такой большой, сам, говорит, шрамы режу покороче. А делать нечего, стал со шрамом жить, но из-за операции нельзя спортом заниматься. Целый месяц.

В больнице со мной лежал солдат из Средней Азии. Дюже всего рассказывал про армию: про обычаи, про взрослые развлечения. Как мучают в Советской Армии тех, кто туда попал, дабы защитили при случае страну, которая их туда послала. Мы с солдатом очень сдружились. Весной мы 2 раза встретимся заради пошляться, будем бродить недалеко от станции Луховицы, в окрестности местного элеватора, искать специальную траву, называется «анаша» или «конопля», солдат знал точнее; беда в том, что это южное растение и в Луховицах не растёт, хотя солдат будто бы видел её где-то тут; короче, мы ковырялись в траве иной, несродственной желанной. А ещё мы направимся в Белоомут, в гости к какому-то его знакомому; сей мужик разольёт водку по стаканам и в разговоре случайно молвит «вот в Луховицкой больнице костоправ знатный, как же его фамилия… кажись, э-э-э… Логинов», а это и есть мой отец, в чём я поспешу сознаться. Редкая секунда, когда удавалось испытать гордость за отца.

После больницы Новый год. Встречал необычно; я уже вовсю делал из себя супермена, распределяя силы по умственному и физическому фронтам. Пару месяцев назад я записался в Школу Рационального Чтения, что на Кутузовском проспекте Москвы. Послал заявку по рекламе в газете и стал выполнять задания, присланные по почте. Скорость чтения действительно увеличилась, даже без потери усвоения. После третьего этапа скорость станет прелесть какой высокой, правда, усвоение поменьше. Я считал важным обладать этим полезным навыком. Это же навык великих людей. Хотя, если читаешь для удовольствия, ускоряться вовсе не хочется. Почти нечаянно я проглотил собрание сочинений Мопассана, стоявшее на полке без дела. Кстати, многие книги в то время добывались извращённым способом. Конец ХХ века, а надо «оформить подписку» или «сдать макулатуру», эко вам. В СССР выпускались разные книги, хорошие исчезали ещё на подступах к магазинам, а плохие никто не покупал. Мать постаралась и сколько-то труднодостижимых произведений у нас имелось. Долю секунды переключения старого года на Новый я встретил в своей детской комнате, выполняя задания Школы, отчаянно размахивая, во время чтения, согнутой рукой для подавления артикуляции.


МОИ ПУТЕШЕСТВИЯ (сборник фотоотчётов и путевых заметок)
Самые кайфовые отзывы этого лета - на мою астропрактику, про чудеса
Как найти жену за 45 секунд, моя книга, про любовь
Торжественная речь на похоронах моей половой жизни, с упоминанием лучших девушек, жахнутых во славу текущего бытия, моя книга, про секс
Как нанять лучших сотрудников, моя книга, про менеджмент
Астрологическое меню, мои услуги

Р е к л а м а
Фильмы для взрослых, антивоенные, добрые, про любовь.

Posts from This Journal by “автобиография” Tag


promo sexmotor march 15, 2012 16:55 1
Buy for 30 tokens
Тут можно вставить ваш промо-блок. Также в моём ЖЖ может быть ваша реклама. Рекламный пост без редактирования опубликую за 5000 рублей (текст не должен противоречить моим убеждениям). ПРАЙС Отдельный пост. Цена вопроса 5000 рублей. Это публикация на ЖЖ и дубли: вконтакте, одноклассники,…

  • 1

Re: невидимка

(Anonymous)
Gm, stranno )

  • 1
?

Log in

No account? Create an account