erotella, Дух Озорства, astrologinov, sexmotor, Сергей Логинов

sexmotor


Молекуль ДНК

Трактую гороскопы, немножко предсказываю


Previous Entry Share Next Entry
Как Гитлер продолжал истреблять население СССР в 1946/1947 годах
erotella, Дух Озорства, astrologinov, sexmotor, Сергей Логинов
sexmotor
Цитаты выдернуты мной из статьи. Ссылка на полный текст внизу. Жуткое доказательство вредоносности Гитлера для нашей страны. Вот мерзавец, умудрялся бить наших даже после своего гика.


До сих пор нет работ по России, огромная территория которой с населением более 10 млн. человек была охвачена голодом. Восполнить этот пробел и призвана до известной степени настоящая статья.
Поступление зерна на внутренний рынок в 1947 г. по сравнению с 1946 г. сократилось в 1, 7 раза. В результате хлеба выпекали в 3 раза меньше, чем в довоенном 1940 г.

С помощью карточной системы огромную массу сельских жителей, составлявших 65% общей численности населения, изолировали от государственной торговли.

Председателям и секретарям сельсоветов колхозов запрещалось выдавать справки и документы людям для поездки в города с целью покупки продовольствия.

Итак, политика продразверстки, примененная к колхозам и совхозам, дала возможность государству собрать достаточное количество продовольствия для нормированного снабжения населения городов и обеспечить пополнение резервов, но тем самым она обрекла на массовый голод жителей деревни.

На страницах газет тех лет писали о трудностях и путях их преодоления, о том, что "без серьезных жертв невозможно ликвидировать тяжелое наследие войны". Сообщалось о засухе, недороде, но ни слова о голоде.

В начале лета голодная волна докатилась до Москвы. С перебоями отоваривались хлебные карточки, в городе иссякали запасы картофеля и овощей.

Призрак большого голода летом 1946 г. вызвал тревогу во многих неурожайных районах России.

В первом послевоенном году смертность значительно превышала рождаемость. В Российской Федерации особенно тяжелое положение сложилось в Ленинградской, Курской, Ростовской, Омской, Саратовской, Тамбовской, Воронежской областях. Относительно 1945 г. общая численность умерших в 1946 г. заметно возросла в России и на Украине.

В 1947 г. заметное место занимал европейский возвратный тиф.

Население из неурожайных местностей России, Белоруссии и других мест двинулось в основном в те районы, где сельское хозяйство еще не было полностью охвачено колхозами и совхозами: в западные области УССР и БССР, в Литовскую, Латвийскую ССР. Чтобы судить о массовости людских потоков, достаточно сказать, что на станции Львов-Главная ежедневно находилось до 5-6 тыс. человек, а в Прибалтику ежедневно прибывало до 35-40 тыс. человек.

В конце 1947 г. когда тиф дошел до Москвы, правительство приступило к разработке государственных противоэпидемических мероприятий.

Отмечался высокий уровень смертности в 1947 г. относительно 1946 г.

Если данные об умерших в России легче было скрыть с учетом множества областей, краев и республик, то на Украине, а тем более в Молдавии это сделать было труднее. Таблицы смертности по этим республикам более репрезентативны. Численность умерших в Молдавии в 1947 г. была в 2 с лишним раза больше, чем в 1946 г.

Непризнание факта голода в стране позволяло правительству пренебрегать организацией необходимой продовольственной помощи населению.

Повидавшее за годы войны немало лиха руководство областей, краев и республик не спешило информировать центр о бедствии и обращаться за помощью. Сообщали в Москву только тогда, когда массовое голодание населения не было возможности скрыть. Без постановления Совета Министров СССР или распоряжения Сталина помощь не оказывалась.

Руководство Курской области 27 февраля 1947 г. сообщило Сталину, Молотову, Маленкову и другим о тяжелом продовольственном положении в колхозах, о массовой дистрофии и смертных случаях от истощения.

Летом, когда голод обострился, в воскресном номере "Правды" за 1 июня 1947 г. опубликовали письмо курских колхозников и рабочих совхозов Сталину с социалистическими обязательствами в честь 30-й годовщины Октября и со словами благодарности: "Никогда не забудем мы, т. Сталин, Ваших забот о курских колхозниках. Вы прошлым летом дали нам продовольствие... Вы в этом году снабдили нас семенами... Вы и сейчас оказываете нашей области большую разностороннюю помощь".

...во второй половине марта 1947 г. когда голод захватил половину территории России...

В Советский Союз начиная с военных лет (правда, после войны в меньших объемах) продолжала поступать помощь по линии Советского общества Красного Креста и Красного Полумесяца (СОКК и КП). Размеры помощи возросли, когда на Западе стало известно о начавшемся в 1946 г. массовом голоде. В течение 1946/47 г. от американского Красного Креста, а в основном от благотворительной организации Рашен Релиф (США) получено грузов на сумму 31 млн. долларов. Это была самая крупная помощь, направленная в СССР во время голода. Помимо того под предлогом помощи жертвам войны (иначе советская сторона подарки не принимала) поступили сотни тысяч посылок из Аргентины, Дании, Ирана, Швейцарии, Швеции и др. Летом 1946 г. детские дома России получили 100 тыс. продовольственных посылок от Датского Красного Креста. Подарки Шведского Красного Креста, прибывшие в сентябре 1946 г. были адресованы детским учреждениям Москвы, Киева, Минска. В октябре того же года для детских домов Азербайджана поступило 20 т риса от Иранского общества Красного Льва и Солнца.

Советское правительство с подозрением относилось к послевоенной помощи и искало предлог для отказа. Когда осенью 1947 г. Канадский Красный Крест предложил переправить населению Украины продукты питания на сумму 100 тыс. долларов, то СОКК и КП усмотрел в этом провокацию и от помощи отказался. По прямому указанию Министерства иностранных дел в марте 1947 г. исполком СОКК и КП отклонил предложение Датского Красного Креста, приглашавшего 10 советских граждан в возрасте от 25 до 35 лет, пострадавших от войны и нуждавшихся в укреплении здоровья, провести 2 месяца в санатории для прохождения курса лечения. Швейцарский Комитет помощи советским детям, пострадавшим в войне, усомнился в наличии двух детских домов в Молдавии, предложенных СОКК и КП в качестве возможных адресатов, нуждающихся в продуктах питания, одежде и обуви. Комитет просил разрешить направить в Молдавию с первой партией груза своего секретаря, но получил ответ, что такого рода поездка является излишней. Переписка затянулась на полгода, а 26 ноября 1947 г. советская сторона отказалась от помощи.

Советское правительство продемонстрировало Западу, что СССР способен сам оказывать помощь тем, кто в ней нуждается. В ответ на просьбы со стороны Болгарии, Румынии, Польши, Чехословакии в эти и другие страны в 1946/1947 гг. из Советского Союза было отправлено 2, 5 млн. т зерна.

Обстановка в сельском хозяйстве была удручающей. Значительная часть беженцев не вернулась в деревню. Те, кто пережил голод на месте, в большинстве были истощены и неработоспособны. Голод укрепил недоверие к колхозно-совхозному строю, вызвал враждебное отношение к государственным заготовителям, а в их лице к власти. Нехватка рабочих рук, техники, тягловой силы вследствие забоя и падежа скота привели к остановке сельскохозяйственного производства в районах бедствия.

Правительство применило устрашающие меры, чтобы заставить людей работать. В соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 июня 1948 г. были проведены мероприятия по выселению лиц, уклоняющихся от трудовой деятельности в сельском хозяйстве. Без суда и следствия в том же году в отдельные края на спецпоселения сроком до восьми лет выслали из колхозов и совхозов более 23 тыс. человек, в том числе 12 тыс. человек из Российской Федерации. Так под видом укрепления дисциплины были организованы репрессии против колхозников, рабочих совхозов и единоличников, которые сами жители деревни назвали вторым раскулачиванием.

Таким образом, голод в России 1946/47 г. был рукотворным, вызванным политикой правительства, свалившего проблемы послевоенного кризиса на плечи обнищавшего народа. Цель состояла в том, чтобы усмирить голодом народ, ждавший перемен к лучшему, и таким способом уйти от решения проблемы острого дефицита продовольствия в стране, списав все потери на засуху. Ценой узаконенного ограбления деревни, голодного и полуголодного существования всех трудящихся пополнялись госрезервы продовольствия, увеличивался его экспорт, вырученные средства направлялись в военно-промышленный комплекс для укрепления мощи социалистического лагеря. Цена чудовищной послевоенной экспроприации - миллионы человеческих жизней, как преждевременно оборванных, так и не родившихся.


Полностью тут, исходник
Subscribe to  sexmotor

Recent Posts from This Journal


promo sexmotor march 15, 2012 16:55 1
Buy for 30 tokens
Тут можно вставить ваш промо-блок. Также в моём ЖЖ может быть ваша реклама. Рекламный пост без редактирования опубликую за 5000 рублей (текст не должен противоречить моим убеждениям). ПРАЙС Отдельный пост. Цена вопроса 5000 рублей. Это публикация на ЖЖ и дубли: вконтакте, одноклассники,…

?

Log in

No account? Create an account