erotella, Дух Озорства, astrologinov, sexmotor, Сергей Логинов

sexmotor


Молекуль ДНК

Трактую гороскопы, немножко предсказываю


Previous Entry Share Next Entry
Автобиография Сергея Логинова, 1985
erotella, Дух Озорства, astrologinov, sexmotor, Сергей Логинов
sexmotor
1985
МНЕ ИСПОЛНЯЕТСЯ 12 ЛЕТ.
Я ЗАКАНЧИВАЮ 5-Й КЛАСС. ЛЕТО. Я ИДУ В 6-Й КЛАСС.
Сей пятый класс мы учились во вторую смену. Утром я спокойно просыпался и глядел телевизор. Была в то время хорошая практика: повторяли вчерашние фильмы. Вечером показывали, а утром повтор, очень удачно! Я смотрел про учёного Ломоносова и дивился, потом делал уроки, всё, что мог и отправлялся в школу. По возвращении мы заходили с кем-нибудь в магазин. Кажется тогда я начал воровать. Спёр из «Детского мира» клей за 15 копеек. Потом линейку. Потом ещё. Воровать было легко, достаточно спрятать вещь в сумку со сменной школьной обувью. Это бодрило нервы, добавляя приятного волнения. Однажды я решил украсть что-нибудь в булочной, спрятал в сумку бублик и потопал к выходу. За технической манипуляцией, однако, наблюдала одноклассница Лена Макарьина. Она меня продавщицам и заложила. Был скандал. Дома попало крепко. Но не вусмерть, бывало избивали и сильней, но всё равно прилично. Мать не могла взять в голову, зачем потребовалось мне воровать. В то утро она как раз положила 20 копеек на столик у зеркала в прихожей. Нов то утро мы были в контрах, за что-то она меня ругала, я, конечно, обиделся и деньги не взял. Крепко избила, но опять выжил.

Бунтовать я склонялся дюже. Шёл если что в отказ, однажды сели утром завтракать, мать на меня возьми и наедь. Обиделся, отказался кушать. Мать ушла на работу. Помню как выливал стакан сладкого чая в раковину. Пронзительная скорбная эмоция, похоже на «убийство любви». Не было никаких оснований выливать чай, ведь мать уже ушла на работу. Но я пошёл на принцип и пить не стал. А то вообще жуткий случай был: после еды я отказался тарелку мыть. Скорее всего, после грубого наезда матери. Обиделся и ответил отказом. А уже вечер, ночь, спать пора. Но мать тоже на принцип пошла. Она стала …не давать мне спать. Поставила посреди комнаты и стоять велела. Сама тоже не спала. Помню как стою в тёмной комнате на одном месте. Время длится и не кончается. Через полчаса я решил, что пронесёт и лёг тихонечко в постель. Едва заснул, как мать ворвалась: оскорбила, взовопила, схватила меня в охапку и на прежнее место водрузила; но я сломался и пошёл на кухню, помыл тарелку. Только тогда спать меня отпустила. Тогдашний для неё термин – «гадина». Так я её именовал. Называл, в основном, про себя, но уж ежели бьёт, уж тады и вслух можно, тогда уж терять нечего, правда, за озвученный термин била сильней и дольше.

Я размышлял, а каково это – жить без матери? Как-то по-сиротски получается. В голову приходили истории про беспризорных детей. Каково это – быть ничейным? Или жить только с отцом? Свободы явно будет больше, но как-то непривычно. Но она и отца доставала, ругались часто, можно сказать, постоянно. Она его пилила – и по поводу и без. Отец был рассеянный, а мать энергичная. Она стала его ругать за поездки в Алпатьево. Это считалось криминалом. Она ничего не знала об отцовском Сатурне в Раке, а тупо к деревне ревновала. Ведь отец мог укрыться там – вне её досягаемости! Мать бывала в Алпатьево всё реже. Могла иногда приехать и вылизать крыльцо, становилось на удивление чисто и красиво. Но благодарности ей походу никто не говорил; вскорости крыльцо засиралось грязной хренью, а сверху опять ставилась обувь, как и прежде. При этом гадина жаловалась, что развернуться ей не дают.

Моя любовь к Наташе Богаченко достигла адовой степени. Раньше степень любви была фантастическая, но стала ещё сильней. Всю жизнь я думал, какая же была связь между чувствами к матери и к Наташе. По любой психологии такая связь обязана быть. Даже астрология о том же говорит. Общие качества – тотальность, неизбежность, роковой характер и …моя пассивность. Активности хватало только на то, чтобы пассивно улучить момента, дабы лишний раз Наташу увидеть. Не помню, в каком классе её посадили за моей спиной…. это был катарсис. Но вроде позже посадили, не в пятом классе.

Какой же это был урок?.. Нам продемонстрировали картину: мальчик в сельской избе и рядом кто-то из взрослых. На столе красная тряпка лежит, а вид у мальчика пристыженный. Учительница пристала: что я вижу на картине? Возмутилась, это же не тряпка, это …красное знамя! Но я никакого знамени не увидел. Поспорили…

По весне захватило меня увлечение музыкой. Появилась пластинка «Бони М», видимо, те песни, что советская цензура пропустила. Я ту пластинку без конца слушал и запоминал слова, правда, не разбирая смысла. У меня даже раз эти слова переписали, надиктовал. А было три пластинки: «Бони М», «Арабески» да «Зодиак», вот их и слушал. Пытался делать под музыку гимнастические упражнения, крутил руками, хотел стать физически сильней (вот наивный). Музыка будто придавала силу, а ещё я мечтал, что учебный год закончится, я перепишу музыку с пластинки на магнитофон, приеду на электричке в Алпатьево и пройдусь по деревне под звуки любимой песни из «Бони М». Так оно впоследствии и случилось, только вообще не пафосно вышло, не собралась деревня послушать.

В мае-месяце вышла замуж тётя Вера, сестра отца. Мы ехали с отцом на свадьбу в город Покров, это во Владимирской области. Оттудова происходил её жених Игорь Пукинский, ставший, как и тётя Вера, московским милиционером. Оказавшись проездом в Москве, захотели мы с отцом посетить Третьяковскую галерею. Но… 2 часа простояли в очереди за бананами. И ни в какую галерею не попали, даже не уверен, дождались ли бананов, кажется нет, плюнули. В этих трепыханиях весь мой отец и состоял, так у него было всегда, за двумя зайцами погонишься и ни одного не поймаешь. Но и общество социалистическое тоже старалось, уффф, какие очереди! Милиционер Пукинский оказался рукоделен и мастеровит. Он делал в Алпатьеве разные штуки, например, бетонную обводку под уличным водопроводным краном. И жёлоб для воды, чтоб утекала. А ещё он умел пердеть. Смотрим все вместе телевизор, Пукинский на полу, ногу изящно задирает и пердит, круто, чё, я тоже за ним повторяю, а меня журят.

* * *

К этому времени прежние руководители советского государства передохли. Главным стал Горбачёв, я  узнал, что ему всего 56 лет и возрадовался. Дюже младше прежних, небось, мозги поживей! Есть шансы, что жизнь изменится, а то жуть какая-то: колхозы, дефицит, несуны и пионерская организация садирует. На демонстрации насильно сгоняют! Мы там как рабы, фу. Я уже давно выписывал журнал «Крокодил». Дюже нравились карикатуры, несмотря на юный возраст я отмечал несовершенство советского устройства и ждал свежих номеров (позже мать выкинула всю подшивку «Крокодила», у меня была истерика). Не то, чтоб я сильно парился из-за советских ограничений, но как бы …места себе не находил. Всеми фибрами души я протестовал против рабства; вскорости, Горбачёв повёл некий политический курс, новый, проименовал его «перестройка» и «гласность». Это было здорово.

Тогда же я стал филателистом. Внезапно и сознательно; прочитал какую-то книжку, увидел в киоске буклетик «для начинающих филателистов» за 15 копеек и на имевшиеся 15 копеек его и купил. И решил «я стану филателистом», и стал, вот яркий пример, как абсолютно левая ненужная зависимость принимается добровольно. Видимо, от безделья. Стал, короче, марки собирать: животных и машины. Регулярно ходил по киосках «Союзпечати» разглядывать новые поступления. Марки стоили денег. Как ни странно, родители марки покупали, значит, потакали. У отца была поговорка «чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало».

А ещё той весной мать уехала в турпоездку. Домбай на Кавказе. Мы остались одни. Это дало свободы, но увеличило грязи в доме. Тогда же у меня велосипед угнали. Я поехал в парикмахерскую и свой «Школьник» оставил перед входом у стены. Парикмахеры меня обкорнали, сделали полулысым, а велосипед пропал. Это было жутко, я ходил по городу и повсюду велосипед искал. Добрёл до красных низеньких домов, где жила бабушка Наташи. И …увидел саму Наташу. И она меня увидела – жалким, полулысым и в пропащем униженном состоянии. Сколь чудовищно! Велосипед пропал бесследно. (Много позже, кажись, через несколько месяцев, я увидел его у какого-то мальчика – у дома через дорогу. По легенде останки велосипеда нашли на реке Вонючке. Техника изменила внешний вид, но вцепился я намертво, не отпускал, пока из дома не пришёл отец; велосипед отстоять не удалось, отец не стал защищать мою собственность).

В самом конце учебного года мы собирались всем классом в поход. Собирая меня в путь мать разругалась и швырнула пластмассовую флягу. В меня. Фляга попала в сустав правой руки, где большой палец срастается с кистью. Это место болело потом 20 лет, но прошло. Удивительно, что при имевшем место количестве насилия у меня в минимальной степени развился садо-мазохизм. Я даже не практикую его в обычной жизни. А ещё удивительно, что и в данном разе простая мысль «дать матери сдачи» не пришла в голову. Уж лучше биться насмерть и погибнуть смертью храбрых, чем эдакое вытерпеть. Но тогда я бродил где-то в стороне, тужась обрести силы. Продолжал включать пластинки с «Бони М», «Арабесками» и «Зодиаком», чувствовал от музыки силу и делал гимнастические упражненья. Махал руками, но… как в школе на физкультуре, что-то типа зарядки. Пукинский на меня поглядел и рассмеялся, и показал «Хвост дракона» из каратэ. Это было реально круто, но откуда бы взялось каратэ? А я же обожал составлять планы; расписал всё лето: сколько дней каким видом спорта заниматься. В квадратиках тетрадки значились 90 дней лета: столько-то плавание, столько-то размахивания руками и т.д., но это было всё больше лёгким ОФП.

Вдруг я прочитал книжку про боксёра, как его в детстве обижали, а стал он сильным и дал всем сдачи. Хорошая вдохновительная книженция, Андрей Васильев её тоже прочитал; мы с ним тут же отправились в секцию бокса, записываться. Но нас не взяли, из-за возраста, кажется, там начинали с 15-ти лет. Вот как странно… Регулярно битым быть разрешается, головой об железку тоже, а тренироваться нельзя. Но делать нечего, о боксе пришлось забыть.


Школьную физкультуру имеет смысл помянуть парою грустных слёз. Строилась шеренга, выходил кто-то один и пытался вскарабкаться по канату. Или прыгнуть через козла. Остальные стояли и глядели. Физкультурой тут не пахло. Зимой ходили в школу с лыжами, на передние кончики надевали мешок. Лыжи у меня постоянно ломались, я регулярно возвращался ни с чем; отец лыжи клеил; постепенно я это дело возненавидел, особенно худо, когда бредёшь по сугробам с замёрзшими пальцами и тащишь омерзительные сломанные лыжи; думаю, прошёл я больше, чем проехал. Народ сам собою разделился на спортивно-ориентированных и тупо-неуклюжих. Я относился явно к неуклюжим, не так чтобы совсем, но явно ниже среднего. Короче, абсолютно неспортивный я был, уффф. Когда школа перевалила за экватор, стали велеть поиграть в баскетбол или волейбол – что придёт в голову учителю на этот раз. Тут моя неуклюжесть выпирала, это комментировалось жестокой критикой со стороны одноклассников и учителя. Было жутко играть в подобные глупые игры! А самое обидное, что правил …никто не объяснял. Это как-то само собой подразумевалось. Чего делать и куда бить – неведомо. Впрочем, даже если я целился куда надо, мяч улетал в другую сторону. Некоторые девочки играли лучше меня, во стыд! А если вдруг удавалось вспотеть, на дальнейшие уроки так и шли, потные и липкие.

Учителем физкультуры был отец Гены Грибкова. Я его помнил ещё по последнему детскому саду «Ладушки», когда приходил он перетягивать канат. С одной стороны физкультурник Грибков, а с другой некий военный в форме; дали выбор, я примкнул к военному, но победила другая сторона, сорри, ошибся. (Грибков-старший потом кончил плохо. В самом конце моей школы он двинул на пикник, а употребил дюже алкоголя и утонул в реке Осётр. А и вообще мои одноклассники растеряли отцов как-то быстро и массово. По-второй половине школы отцов лишились Слава Корнеев, Валера Харламов, Лена Андриенко, Таня Фёдорова и другие, кого не помню, прям эпидемия). А в те годы все ещё живы были.

Да простит меня Сладкий Читатель, ежели хорошенько ещё раз пну со всей дури по этим проклятым лыжам. СССР перманентно готовился к войне, в Америке у власти Рейган пребывал, дык писали, что развернул он какую-то программу звёздных войн. Хочет нападать на нас из космоса, о как; Рейгана клеймили повсюду. Учитывая вероятность войны с США, Советскому Союзу требовались миллионы лыжников, дабы партизанить, выкручивая у танков НАТО пробки из бензобаков; я не уверен, что сумел бы доехать до танка НАТО на лыжах. В день, когда в расписании значилась физкультура, в школу приходили в спортивной форме; так и занимались, а лыжи ставили кучей, уже не помню куда. Более громоздкого и неудобного вида спорта и придумать нельзя. Машинальные движения взад вперёд, характерные для «лыжного спорта», нисколько не давали нагрузки и ничего полезного не разминали, это всё равно, что плыть со связанными руками. Известно, сколь нравилось мне плавание, я бы лучше вскрывал бензобаки у американских нефтяных танкеров, но в городе Луховицы не имелось ни одного бассейна.

А к лыжам прилагались специальные ботинки, эдакое маразматическое приспособление с дырочками на выступе спереди. Этими дырочками надо было вставать на алюминиевые столбики, торчащие из креплений на лыжах. Это же целая песня, я не знаю, как бы миллионы лыжных партизан управились – а если бы дырочки забились пылью? Покупались ботинки, лыжи и крепления, в лыжах сверлились дырочки и крепления привинчивались, уффф. Голову можно сломать, сколько сложностей; интересно, где в СССР хранились стратегические запасы лыжных ботинок правильных размеров сообразно креплениям? Достаточно ли на случай войны шурупов? Настолько сложным было устройство, насколько быстро лыжи ломались. А их ещё полагалось мазать. Выпускались разные виды лыжных мазей: для одной температуры, для другой, для третьей, для нежного снега, для грубого, универсальная, синяя, зелёная, красная, коричневая и так далее. Разобраться во всём этом великолепии было нереально. Вдруг ты возьмёшь мазь для одной температуры, а к вечеру потеплеет? Какая-то во всём этом была совковость, впрочем, окромя самого меня, пожалуй, маразма никто не замечал. Ну вообще по жизни я дюже парился…


Некоторого высшего смысла добавляли урокам физкультуры вероятностные подглядывания за девочками. Раздевалки были рядом, а в стене какая-то щель или труба. Но, к сожалению, ничего не видно, попытки что-нибудь осмысленное углядеть не привели к остро желаемому результату – ни разу. Ни одной худосочной пиписьки! Озорники в порыве хулиганства могли какого-нить мальчика втолкнуть в раздевалку к девочкам. Это был страшный позор, но и визгу не меньше. Меня, кажется, ни разу не втолкнули, повезло. А если вдуматься – в чём повезло-то? Оставалось любоваться девичьими округлостями на физкультуре. Некоторые девочки приносили часто справки об «освобождении от физкультуры», уж не знаю, какое заболевание вызывает запрет на микроскопические школьные нагрузки.


Но учебный год закончился, лето наступило. Оно было окрашено музыкой «Бони М». У меня появился магнитофон «Электроника 302», дрянной, но хоть так. Появился некоторый прессинг насчёт помощи с огородом. Я собирал огурцы, поливал их, вишни собирал, это было что-то вроде трудовой повинности. Цели никакой не стояло, а нужно по факту предкам помогать. Раньше забот было меньше, нарвать для козы травы даже и приятно, а теперь не так. Опять на рабство какое-то смахивает, никто не мотивирует, а говорят «надо» и смотрят

Осенью нас полноценно возили на картошку. Осуждённых школьников загружали в автобус «ЛиАЗ-677», прозванный в народе «скотовозом». Автобус пыхтел, кряхтел, дребезжал и заваливался на бок, что-то внутри его дилинькало и школьники высыпались на поле. (Предполагаю, что пока мы работали в поле, колхозников свозили в школы и учили, учили, учили…). Я работал всё-таки на совесть, а иные не парились не особенно. Однажды я попытался пристыдить Мишу Морозова, угрожая какой-то учительницей, бегавшей неподалёку. Тот стал в позу: чё ты ею грозишь, что мне она? А и правда, что? Не могу объяснить, почему я при неприятии действительности старался всё-таки работать на совесть. А касательно упрёка Морозову то была вообще не сознательность, а попытка наладить коммуникацию. Иные упрекать меня могли сколько угодно, а я предъявлять не умел. Пытался научиться. Моя коммуникация обреталась где-то на нуле. Добивал вопрос «ты чё, козёл?», где любой ответ используется против меня. Выражаясь терминами НЛП, от подобных крышесносных вопросов у меня происходил жуткий «разрыв шаблона». Я не знал, что говорить и что думать, всякие мысли покидали мою бедную голову. Я постоянно колебался между риском унижения и риском быть битым. Непонятно, думать над ответом и напрягать мозг или готовиться к драке. Хулиганы по-прежнему болели за «Спартак», некоторые из них занимались футболом в спортивной секции. В сентябре на стадионе «Авиатор» набирали новую секцию, прежде был один «Спартак», а теперь в Луховицах создавали вторую команду. Народ стал играть, в число новобранцев затесались мои одноклассники, игравшие за «Спартак», а я постеснялся, стал чисто из-за трибун глядеть.

Иногда с Димой Драчёвым собирались в подвале дома Миши Ильина. На стене было написано
Hell и висела что-ли груша для битья; значилось «пойдём потренируемся», но не кончалось ничем кроме сидячего пафоса, толку не выходило, а Ильин злословил. Русский мат прочно обосновался в лексиконе советских школьников того времени, а насчёт кого-то «подъебнуть» Ильин значился королём. В 6 классе нам дали учить наизусть Маяковского, я раскопал строчку «блядь рублёвая» и хорошо запомнил; я догадался, что термин не слишком ругательный и при желании вполне литературный, хоть и приграничный. Как-то раз я употребил это словосочетание во время очередного избиения матерью. В тот раз я летел по маленькому (3х3) коридору алпатьевского дома, ударяясь поочерёдно о шкаф с посудой и о стенку, эпизодически приземляясь на пол. Свет и тьма забавно чередовались перед моими очами, потолок с полом шустро мелькали вперемешку, шкаф с посудой зычно гремел, далее я летел в обратную сторону и в один прекрасный момент надумал для революционной справедливости процитировать Маяковского. Советская литература матери, однако, не понравилась, скорость полёта стала выше, высота достигла ширины плеч, а приземления обнаружили менее аэродинамичный угол. Не оказалось у матери чувства юмора, но больше стало крику, не выдержала, значит, поэзии.

А ещё в 6-м классе во мне «сознательность» проснулась. Это я её так назвал, а что на самом деле проснулось не вполне ведомо. Это как бы некое особое качество понимания; мои сверстники, кажется, таковым не обладали, даже сложно описать, что это такое. Ну вроде как я глубже стал понимать назначение явлений. Выражалось это в поиске ответа на вопрос «зачем». К примеру, зачем ради озорства мучить животных или уничтожать чей-то труд? Зачем ради забавы нужно детскую площадку ломать? Я стал, например, соотносить чей-то труд и результат, хотя, пытаясь заступиться и предотвратить нелепое уничтожение, я легко становился предметом насмешек; лишний раз мне грозили «дать пизды» (вот ещё детский термин!). Я бы стал что-то делать осмысленно, хоть хорошее, хоть плохое, но осмысленно; к сожалению, делать гадости в той среде, где я вращался, было принято. Гулять и что-нибудь сломать – абсолютная норма, а давайте весело скамейку поломаем? А я тужился понять: если они так поступают, вероятно, знают нечто большее, чем я? Глубже смотрят на вещи? Есть какая-то высшая цель? А ежели иные меня обижают, то, имея высшее знание, сознают, что я хуже? Выходит, они в таком разе лучше, да!

Я никого не обижал и ничего не ломал, если только нечаянно или по глупости. Случаев несправедливого наезда на слабых произошло всего несколько штук за весь школьный период. Любопытно, что агрессоры становились постепенно для меня примером. Ежели я жертва, а они агрессоры, то лучше быть в их роли! Вот она, волна успеха! Избегнуть роли жертвы и самому агрессором! Но при этом я никого не хотел обижать. Просто думал о новой логике.

От давления социума отдыхал в кинотеатрах. Там проходила значительная часть свободного времени. Была потрясающая традиция, сначала фильм крутили в «Космосе», а через некоторое время повторяли в «Старте». И можно было досмотреть пропущенное. Однажды я пошёл в ДК «Старт» на индийский фильм «Самрат». И …столкнулся нос к носу с Наташей. Она пришла в кино с мамой и получилось, что сели вместе. Это очень сильное ощущенье – быть вместе с любимой. Из разряда запредельных ощущений галактического уровня. Я никогда бы не осмелился пригласить её сам (кто она и кто я!), а получилось, что один фильм посмотрели вместе. Круто…

Меня дюже удивляли признания друзей, в особенноти потрясали Дима Драчёв и Миша Ильин. Известно, что Драчёв любил Комарову, а Ильин Дёмину, при этом заявляли, что один год им нравится одна девочка, другой год иная. Эко вам? А я всегда одну и ту же любил, я сходил с ума от любви к Наташе. А имелись личности, которые …вообще никого не любили! Это уж совсем непонятно…Причём Наташа не была особенной красавицей. Я безумел от её жестов, мимики пластики, голоса – всё это было пронизано особым качеством женственности. Странный я был… а вместо намерения действия наличествовало ажно благородство. Однажды Миша Ильин решил залапать одноклассницу. Наташу Волошину, ту самую, от поцелуев с которой меня отучила Екатерина Николаевна. Миша решил напасть на неё по дороге из школы. Я воспылал благородством и побежал окольным путём, дабы успеть и нападенье сие предотвратить. Оббежал спортивную площадку у ДК «Старт» с обеих сторон, но никого не встретил. Разминулись, похоже. Вот захочешь добрый поступок совершить, а без толку, пшик один, нету никого... Миша Ильин робостью не отличался, его едкому на остроты языку принадлежал терминологический перл, существительное «опёздыл», я даже не знаю, как в точности пишется, но дюже оскорбительно. (Это я чисто исторически просвещаю Сладкого Читателя по вопросу лексикона школьников СССР).


МОИ ПУТЕШЕСТВИЯ (сборник фотоотчётов и путевых заметок)
Самые кайфовые отзывы этого лета - на мою астропрактику, про чудеса
Как найти жену за 45 секунд, моя книга, про любовь
Торжественная речь на похоронах моей половой жизни, с упоминанием лучших девушек, жахнутых во славу текущего бытия, моя книга, про секс
Как нанять лучших сотрудников, моя книга, про менеджмент
Астрологическое меню, мои услуги

Р е к л а м а
Фильмы для взрослых, антивоенные, добрые, про любовь.
Subscribe to  sexmotor

Posts from This Journal by “автобиография” Tag


promo sexmotor march 15, 2012 16:55 1
Buy for 30 tokens
Тут можно вставить ваш промо-блок. Также в моём ЖЖ может быть ваша реклама. Рекламный пост без редактирования опубликую за 5000 рублей (текст не должен противоречить моим убеждениям). ПРАЙС Отдельный пост. Цена вопроса 5000 рублей. Это публикация на ЖЖ и дубли: вконтакте, одноклассники,…

  • 1
Мальчик может и передумать...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account